Вы здесь

Как жили во время войны и после неё

Отгремели последние выстрелы орудий. Наконец настал тот день, когда фашистский зверь окончательно был побеждён. Светлый день 9 Мая стал для миллионов людей важнейшим праздником. Праздником со слезами на глазах, ведь жертва, отданная Советским Союзом ради победы над фашизмом, невообразима. Но это не сломило нашу страну. Прошло время, и жизнь в ней забила ключом.

Какая она была, эта жизнь? Мы можем прочитать об этом в учебниках, но сухой энциклопедический текст не в силах передать этого. Давайте послушаем, что расскажет о жизни в тылу в военное и послевоенное время один из старожилов города, которому исполнилось уже 92 года.

Я встретился с Лидией Ивановной у неё дома. Она и сейчас любит готовить и уделяет этому занятию много времени. Удивительно, но Лидия Ивановна ни разу не запнулась, вспоминая различные события юности.

Моя собеседница родилась 16 апреля 1928 года. Война застала её в селе Бугульма Асекеевского района Оренбургской области. К началу войны ей было 13 лет.

***

Работа

С начала войны Лидия Ивановна работает погоняльщицей в колхозе. Пахали тогда на быках и лошадях. Обычно плугом управлял мальчишка, задача же девочки – погонять животных, которые иногда вели себя своевольно.  

«Лошади-то хорошо шли. А быки могли лечь в борозду, и хоть ты лопни, но они не встанут. Мы, дети, вокруг этого быка крутимся. Что делать – никто не знает», – вспоминает она, улыбаясь.

Позже, в 1942 году, Лида стала работать прицепщицей на тракторе – приходилось поднимать борону, очищая её от травы. 

Чуть подавшись вперёд, оживлённо рассказывает она про свою работу:

«Также ночью мы возили хлеб в заготзерно, в четырёх километрах от нас. Там ангар – пакгауз, как его называли раньше. Пять подвод: один мальчишка впереди, другой – позади. И три девчонки, в том числе я. Перетаскаем всё и в обратный путь. Больше 2 часов ночью спать не удавалось. Это было и в войну, и после войны».

Питались в те годы плохо. Во время войны получали по карточкам хлеб – 500 г в день. Проще было тем, у кого своя скотина. Но при этом нужно было сдавать государству картошку, молоко, если есть корова. Это было чем-то вроде налога с прибыли. У семьи было 2 огорода – на одном сажали овощи, на другом – сеяли просо. Его потом толкли в ступе, так как мельниц не было. Из полученной муки пекли вкусные пампушки». 

Война лишила совсем молоденькую девчонку семьи. В 1944 году умирает мама. Гибнут и оба брата: один – танкист, в звании лейтенанта, насмерть сражался под Москвой, защищая столицу от врага. И поныне лежит он в Наро-Фоминске, выполнив свой воинский долг. Второго брата вместе с пятью сотнями военнопленных немцы загнали в ангар, который подожгли…

В 16 лет она осталась одна в доме. Старшая сестра, проживавшая в райцентре Асекеево с мужем, взяла её к себе. Шёл 1944 год.

Там, в Асекеево, Лидия Ивановна устроилась работать в типографию.

«Учиться на наборщицу нужно было шесть месяцев.  А я за три освоила набор и приступила к работе», – не без гордости говорит она.

Ночью она с сослуживицей набирала листовки о событиях на фронте, по данным, которые получал редактор из СовИнформБюро. Также в типографии выпускали районную газету «Ударник полей».

«Не передать, что испытала, когда узнала, что закончилась война. Утром был крик, шум, начались песни и пляски!», – добавляет она. После те, у кого мужчина с фронта вернулся – более-менее сносно жили.  У кого не вернулись – была нищета…

 

***

Картофельные драники

Вспоминает Лидия Ивановна картофельные драники, которые делала её старшая сестра. Своему мужу – из картофеля, так как мужчина, себе и сестре – из картофельной кожуры, пропущенной через мясорубку. От картофельной кожуры болит желудок, да так, что Маруся, вторая наборщица, удивлённо спрашивает: «Ты что всё гнёшься, да гнёшься?»

Узнав, в чём дело, Маруся категорически советует подруге не ходить обедать домой, а съедать свои 500 г хлеба на работе. «На буржуйку воды поставь, чтобы нагрелась, да пайку съешь. Корову и ту нельзя кормить картофельной кожурой!»

Увы, отсутствие хлеба быстро стало заметно, и ссора с сестрой не заставила себя ждать. Снова младшей сестре пришлось ходить со своим пайком обедать домой…

***

Свадьба в редакции

Война закончилась, а в 1946 году молодой девушке исполняется 18 лет. Пора задуматься о замужестве, считает сестра. Но тут арестовывают мужа сестры. Дают целых 20 лет – вину усугубляет то, что он партийный работник. После ареста домочадцев выгоняют из казённой квартиры. Им приходится снимать комнату. Впрочем, жилой комнатой это можно назвать с натяжкой. Это летняя кухня, в которой была печка-голландка. Лидии Ивановне приходится кормить не только себя, но и сестру с сыном. Зарплаты – 360 рублей, хватает разве что на еду и оплату жилья.

С теплотой вспоминает Лидия Ивановна своего редактора РУБИНШТЕЙНА.

Когда молодая девушка выходила замуж в 1950 году, она жила в Асекеево, в той самой летней кухне. Редактор очень ценил свою работницу и отнёсся с сочувствием к её положению. Он разрешает ей сыграть свадьбу в редакции.

Однако бывает и такое, что в этой жизни людям приходится платить за свои добрые поступки. За это решение редактора исключили из партии, о чём Лидия Ивановна до сих пор вспоминает с сожалением. Впрочем, о своём добром деле её руководитель не пожалел:

Врезка «Нате партбилет. Но я такую работницу и сироту не мог оставить без внимания. В чужом дворе ей, что ли свадьбу играть?» С этими словами он положил партбилет на стол, а позже уехал в Самару.

Позже, в 1953 году, из Асекеево в Отрадный вместе с мужем и ребёнком уезжает и Лидия Ивановна.  25 лет она проработает в типографии «Рабочей трибуны».

***

Не хлебом единым

На мой вопрос, шили ли они себе одежду сами, моя собеседница отвечает утвердительно. Ещё в военные годы от брата пришло две посылки. 40 метров ситца и шерстяное одеяло. Из этого ситца старшая сестра и пошила платья. О постельном белье, которое сейчас можно купить в любом магазине, можно было только мечтать.

В годы войны особо не повеселишься. Но с её окончанием культурная жизнь стала потихоньку расцветать, как первые весенние цветы. Молодёжь стала ходить на танцы. Как и любая девушка, Лидия Ивановна любила их и готовилась к ним заранее. Приходилось не есть неделю, чтобы быть стройней. На танцы приходили не только ребята из райцентра, но и со станции Асекеево. После конюху дяде Илье приходилось везти их обратно.

«Помню, обращалась к нему – Дядя Илья, дай лошадь, я ребят увезу. Он давал, под честное слово, что я никому ничего не скажу. Я была очень боевая тогда, заводила. Катались так, что возок разве что через голову лошади не переворачивали! Зимой особенно! Ребят увезу-привезу – лошадь вся в мыле. Как же мы дурачились! Жаль, теперь не знаю, кто из ребят живой. Не все доживают до моих годков».

Лидия Ивановна, прослезившись, замолкает.

Что ж. Вот она – жизнь человека. Её небольшой отрывок, затрагивающий от силы, несколько военных и послевоенных лет. И в этом небольшом отрывке, преломляясь, отражаются судьбы миллионов наших прадедушек и прабабушек, недоедавших, недосыпавших, но победивших в Отечественной войне. Сохраним же мирное небо над головой как бесценный дар, который мы получили от них!

В завершении, мы говорим немного о проблемах, затрагивающих всех пенсионеров. Затронули они и нашу героиню. Ей была начислена прибавка к пенсии: 585 рублей как ветерану труда, и 680 рублей как ветерану войны. С 2017 года эти прибавки были сняты МЕРКУШКИНЫМ, жалуется Лидия Ивановна. И оптимистично добавляет, что скоро выплаты должны вернуть.

Иван ЩЕРБАКОВ

на фото Л.И. ТАРАСОВА (стоит справа) с подругой Шурой

Выпуск №88 Дата выхода: 14.05.2020 Просмотров - 1208 К началу статьи

Мнение редакции газеты может не совпадать с мнением пользователей. За содержимое комментариев несут ответственность авторы комментариев.

Комментарии Вестник ВКонтакте

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Вестник города Отрадного      Выпуск №88 Дата выхода: 14.05.2020