Вы здесь

Всякому свой путь

Говорят, что на «голом» асфальте могут прокормиться представители только двух профессий – «гаишники» и «дорожники». Корреспондент «Вестника», по условиям нашей новой рубрики «Журналист меняет профессию», решил испытать на себе, что  это такое – зимнее содержание дорог.

 

«Запоминай, запоминай, запоминай», – твердил  Николай Петрович, переодически тыкая пальцем в «Инструкцию по охране труда для дорожных рабочих», выданную мне из пыльной стопки таких же брошюр.

Этот палец, с пожелтевшим от никотина ногтем уже отчеркнул не один абзац, который, со слов Петровича, я обязан знать как «Отче Наш», ибо тот – «написан кровью сотен погибших дорожников». А он, Петрович, «не намерен сидеть в тюрьме из-за бестолкового журналиста, над которым его приставили доглядывать пока тот дурью мается и делает вид, что работает на трассе».

С трудом выдержав допрос с пристрастием на знание норм техники безопасности и расписавшись в журнале инструктажа, я был отправлен на склад получать спецодежду. Зимнюю куртку и брюки весёлого оранжевого цвета со вставками из синей ткани и светоотражающих лент можно было бы назвать даже стильными, если бы не густая сетка из битумных потеков на них и  несколько прожжённых дыр из которых торчит синтепон. «За лопату отвечаешь головой», напомнила мне кладовщица, выдавая индивидуальный шанцевый инструмент. «Она на сезон выдается, вон, даже сваркой несколько раз ремонтировали, так что береги» продолжала она напутствовать меня уже вслед.

После знакомства с бригадой дорожных рабочих и обязательного замера артериального давления (а вдруг кто с «бодуна») мы едем чистить путепровод. Путепровод – это мост, перекинутый не через реки и овраги, а через другие автодороги. По словам парней из моей бригады, очистка тротуаров на нем (как и на остальных двенадцати мостах) после снегопадов – самое муторное занятие из всего перечня работ по содержанию дорог зимой.

До места едем на видавшей виды оранжевой «ГАЗели», несущей на своем борту гордое название «Дорожный мастер» (не путать с «Мастером дорожным», именно так называется должность инструктировавшего меня Николая Петровича). «ГАЗель» плетётся еле-еле. На мой вопрос «почему так медленно тащимся?» получаю логичный ответ: «Время то рабочее идет, куда торопиться, а вот с работы можно и быстрее гнать. Традиция такая, дорожная». Ну, традиции – это святое. Замолкаю.

Наш путепровод небольшой – всего пятьсот метров, так что  бригаде из пяти человек на брата приходится по сто погонных метров, как с левой, так и с правой стороны. Выставив положенный комплект дорожных знаков и отсчитав делянку для каждого, мы растягиваемся по тротуару длинной оранжевой гусеницей. На заасфальтированной тропинке шириной метра два каша из пропитанного водой снега. Сгребаю его лопатой и отбрасываю за металлическое ограждение.

Шкряб-шкряб, плюх. Шкряб-шкряб, плюх. Первые двадцать метров пошли в охотку, как разминка, затем лопата тяжелеет с каждым взмахом. Кряхтя, обливаясь потом, тружусь, не разгибая спины и не глядя по сторонам. «Стой. Стой! Стооой!» слышу и начинаю понимать, что это орут мне. Увлекшись работой, я не заметил, что под путепроводом началась проезжая часть проходящей дороги, и мои грязные снежные шлепки падают между мчащихся машин. После этого казуса бросаю вниз снег только по отмашке наблюдающего, когда никого нет.

В перерывах от работы греемся в «ГАЗели», пьем чай из термосов, материм обстановку в стране и мире, и «моем косточки» начальству. Парни из бригады только раскраснелись от работы, я еле дышу, устал. Газелист Серёга, стоящий по неписаной иерархии выше нас, обыкновенных работяг, курить в салоне не разрешает, гонит на улицу.

Доложив по телефону о выполнении задания, получаем новый приказ «Бегом выдвигайтесь на «выемку». Там фура сложилась и метров двадцать  барьерки искорежила. «КамАЗ» с газорезчиком и  сменными балками уже в пути. Да, на базу заскочите, возьмите еще консолей штук десять и пять стоек. Ждём».

Мчимся к месту новой работы, сачковать нельзя. Аврал.

Пока дорожные рабочие, прогнав меня, «уйди от греха подальше, а то зашибёт»,  разгружают подъехавший одновременно с нами «КамАЗ», осматриваю окрестности. Оказывается «выемка» – это идущий под уклон участок дороги, прорезанный в холме для более пологого спуска.

«Сложившийся» «МАЗ» с полуприцепом, груженный огромными мешками с технической солью уже вытащили погрузчиками на обочину, освободив проезжую часть.  Рядом с машиной ГИБДД, поблескивающей красными и синими маячками, стоят два сотрудника полиции, наш мастер Петрович и шофер злополучного «МАЗа». Они по очереди машут руками, указывая то в одну, то в другую сторону дорожного полотна, и при этом разговаривают друг с другом матом. Опустив непечатные термины, разговор выглядит примерно так:

– Да лёд... сплошняком, потащило меня..., а... прицеп складываться начал ..., – орет водила «МАЗа». – Вот, сами ... посмотрите, – продолжает он орать, одновременно елозя сапогом по проезжей части, пытаясь, видимо, показать его скользкость.

– Согласно пункту 10.1 «Правил дорожного движения», водитель должен вести транспортное средство со скоростью, обеспечивающей возможность постоянного контроля над его движением, не повышая тона, – спокойно бубнит сотрудник ГИБДД ухитряясь обходиться без нецензурной лексики.

– Да какие еще... «сопутствующие ДТП дорожные условия», – на повышенных тонах возмущается наш мастер. – Вон... дорога рыжая от «пээсэски», её два раза... «кэдээмка» проходила, а на проезжей части ни ямки аварийной, ни колеи. На этом... «МАЗе» древнем как... вообще тормозов наверное нет! (прим. ПСС – пескосоляная смесь, КДМ – комбинированная дорожная машина).

В конце концов, спорщики договорились, что укажут как «сопутствующие ДТП дорожные условия» отсутствие разметки по кромке проезжей части. Фокус в том, что за нанесение разметки отвечают областные дорожные конторы, вот пусть они по шапке и получают, областников-то никто не любит.

До вечера провозились с отбойниками. Газорезчик разрезал автогеном покорёженные балки ограждения, погрузчиком, как гнилые зубы выдергивали гнутые стойки, а на их место ковшом того же погрузчика вдавливали новые. Крепили к стойкам амортизационные консоли, к ним – балки, к балкам – светоотражающие элементы.

Таская неподъемные железяки и закручивая гаечными ключами многочисленные крепежные гайки, перекуривали прямо по ходу работы. Про обед никто не вспоминал, а когда ограждение отремонтировали и до окончания рабочего дня оставался час, доставать заготовленные женами узелки с едой не было смысла. В зимних сумерках, возвращаясь на базу, останавливались у каждого дорожного знака и щеткой на длинной рукоятке очищали залепленные снегом информационные щитки.

Уже вечером, когда я сдавал на склад спецодежду и лопату, с которой за день сроднился, опять повалил снег. Погрузчик, зафыркав солярочным дымом начал загружать в «кошёлки» «КДМок» пескосоляную смесь. Готовясь чистить перекрестки от снежной каши, выехали верткие тракторы «МТЗ» со щетками. И пока диспетчер прикидывал стоит ли вызывать подмогу, в боксах ждали своего часа по расчистке обочин и снежных переносов грейдеры и «Т-150».

Завтра у меня законный выходной и время для написания этой статьи.  Не знаю, смогу ли подняться с кровати после непривычных физических упражнений, а вот мужикам из моей бригады опять «на снег». Километры заснеженных мостов и дорог, очистка автопавильонов, замена оторванных щитков дорожных знаков, уборка поваленных ветром деревьев и прочая, прочая, прочая работа.

Кстати, мастер Петрович перед моим уходом пригласил меня летом поучаствовать в укладке асфальта, я пообещал быть.

Михаил КОЛЬЦОВ

Выпуск №71 Дата выхода: 16.01.2020 Просмотров - 288 К началу статьи

Мнение редакции газеты может не совпадать с мнением пользователей. За содержимое комментариев несут ответственность авторы комментариев.

Комментарии Вестник ВКонтакте

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Вестник города Отрадного      Выпуск №71 Дата выхода: 16.01.2020