Вы здесь

ВОЕННЫЕ ДОРОГИ ЛЕЙТЕНАНТА АКСЕНОВА

Дорогие читатели! В эти праздничные майские дни мы хотим познакомить вас с выдержками из рукописных воспоминаний нашего земляка, ветерана Великой Отечественной войны Петра Федотовича АКСЕНОВА.

Петр Федотович родился в 1917 г. в селе Шулаевка Оренбургской области. В июне 1941 г. в возрасте 24 лет был призван в ряды Красной Армии. Демобилизован в сентябре 1946 г. За проявленное мужество и героизм награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией» и «За Победу над Японией».

В 1959 г. переехал в Отрадный. Работал в ОУТТ (Отрадненское управление технологического транспорта). Был избран секретарем парторганизации.          

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ…

Война в понимании молодых людей (да и всех граждан нашей Родины) в то время представлялась как триумфальный марш по территории врага. Газеты и радио сообщали, что «Красная Армия всех сильней» и мы ни одной пяди своей земли не отдадим никому. Врага будем бить на его территории. На этом нас воспитывали. А о том, что социалистический строй самый лучший, и говорить не приходилось. За советскую власть, за Сталина вся молодежь была готова отдать жизнь.

С такими мыслями я ехал в Тамбов, обижаясь на то, что меня направили в военное училище, и я не успею совершить подвиг.

1 июля 1941 г. я прибыл в назначенное место, сдал документы, а к вечеру стал курсантом и получил назначение на должность старшины 16-й минометно-пулеметной роты. Началась жизнь военного. Занимались мы с раннего утра и до позднего вечера. Каждый день был насыщен до предела. Командный состав готовили ускоренным методом. Каждый день, по сводкам Совинформбюро, наши войска отступали и отступали.

Фашисты заняли почти всю Украину, Белоруссию и к ноябрю подошли к Москве, полностью был окружен Ленинград. Вражеские самолеты ежедневно прилетали бомбить Тамбов. Наше военное училище было эвакуировано в Семипалатинск. К новому году курсантам отличникам учебы было присвоено воинское звание «лейтенант». В том числе и мне.

В начале 1942 г. я прибыл в город Боготол Красноярского края. Здесь должна была формироваться бригада. Это воинское формирование меньше дивизии, но значительно больше полка и может самостоятельно выполнять боевые задачи. В бригаде 4 батальона, по составу они больше, чем полковые. Кроме того в бригаде есть артиллерийский и истребительный дивизионы и батарея РС (реактивных снарядов). Я как раз и был назначен на должность замкомандира батареи РС.

Наша 149 бригада должна была формироваться в городе Асино Томской области. Мы, командиры, первыми переехали туда. Личного состава и материальной части у нас пока не было, и комсостав занимался кто чем мог. Нас снабжали продовольствием по третьей норме, и молодым, здоровым офицерам этого было мало. Тогда мы собрали деньги, чтобы организовать поездку в сельский район для закупки продуктов. Эта поездка была поручена мне.

Я запряг лошадь в сани и поехал в село Зырянка, оно в 30 км от Асино. Мне пришлось выступить в клубе перед населением и рассказать об обстановке на февраль 1942 г. Жители села помогли мне купить два ящика масла и два мешка муки. На большее не хватило денег.

Когда я вернулся с продуктами, мне сказали, что в нашей бригаде батареи РС не будет. Всех командиров РС приказано откомандировать в Новосибирск. Я обрадовался, но командир нашей 149 особой стрелковой бригады полковник А. В. БОЛВИНОВ решил по-своему и меня не отпустил, а назначил старшим адъютантом (начальником штаба) артиллерийского дивизиона. А его командиром был капитан Николай Тимофеевич  АКСЕНОВ, мой однофамилец. Наш дивизион стали называть «аксеновским».

В апреле 1942 г. к нам прибыли личный состав и материальная часть из Забайкальского военного округа. Личный состав - это солдаты и сержанты, которые до войны служили в артиллерийских частях Дальнего Востока. Теоретически они были подготовлены, но в боевых действиях участия не принимали. Зато офицеры в большинстве своем были участниками боевых действий, вернувшимися из госпиталей. Но часть офицеров, как и я, выпускники училищ, окончившие ускоренный курс.

10 мая на станцию Асино подали эшелоны, и мы начали погрузку. Знали, что поедем на фронт, но конкретно ничего не было известно. Ночью наш эшелон отправился на запад,  ехали быстро, почти без остановок, и вскоре прибыли на станцию Орехово-Зуево. Выгрузились и расположились на опушке леса, что в 5 км от города. Поступила команда вырыть землянки и заниматься боевой подготовкой.

Молодые люди быстро приспособились к окружающей обстановке. Вскоре появились знакомые девушки и женщины. Наш командир дивизиона женился и стал жить в Орехово-Зуево, часто не появлялся в расположении по нескольку дней. И всю работу за него приходилось делать мне.

Питались мы по нормам второй группы и, надо сказать, хватало. Кроме того, наши снабженцы ловили рыбу в реке Клязьма, жарили ее и варили уху. В июле я заболел малярией и дней 10 провел в госпитале, где болезнь заглушили таблетками хинина - очень горькими. Ну а в первых числах августа бригада по тревоге погрузила все хозяйство на колеса и пешим маршем взяла направление на столицу нашей Родины.

До этого я в Москве никогда не был. И хотя мы проходили ее ночью, в памяти остались впечатления от Кремля и Красной площади. По Москве мы шли всю ночь, а утром отдыхали в каком-то населенном пункте. Ночью опять совершали марш. Следующим утром подошли к Нарофоминску. Первоначально был дан приказ занять оборону, но к вечеру все отменили и дали команду грузиться в вагоны.

Ночью эшелон отправился по маршруту, который не знал даже я, хотя и был начальником штаба. Так мы двигались от станции к станции, пока не прибыли в Саратов. Теперь мы уже понимали, что едем в Сталинград.

До Волги мы не доехали километров 40. Выгрузились ночью, так как днем непрерывно летали фашистские самолеты. Мы отошли от железной дороги километров на 10 и расположились на отдых. Кругом степь, вдоль оврагов - небольшой кустарник. Вот по этим оврагам мы и попрятались вместе с техникой. Так как я очень устал, то сразу уснул и проспал часов 5. Разбудил меня командир дивизиона, он дал  карту и сказал, чтобы я подготовил все документы на ночной марш по указанному маршруту. Глядя на карту, я понял, что наш путь закончится в Красной Слободе - большом населенном пункте на берегу Волги.

СТАЛИНГРАДСКОЕ ПЕКЛО

25 августа 1942 г. Сталинград предстал перед нами в виде горящих развалин. Ярче всех полыхали емкости хранения нефтепродуктов. Они были разбиты во время бомбежки, и горящие нефтепродукты стекали в Волгу. Казалось, что горит сама река. Фашисты бомбили и обстреливали город весь световой день. Это было ужасное зрелище.

Нам предстояло переправиться и оборонять город от немцев. Дивизиону повезло - мы переправлялись ночью. А 4-й батальон нашей бригады делал это днем, и в одну баржу,  находящуюся на середине реки, попал снаряд. В этом месте Волга была широкая - почти 2 км. Началась паника. Большую часть людей спасли, но многие утонули.

Наш батальон погрузился на 2 баржи, мы переправились и выгрузились на центральной пристани. От горящего города и нефтебаков было светло. Мы двинулись в сторону тракторного завода и совершил почти 20-километровый марш в окружении развалин и пожаров. Жителей встречали очень редко. Мы прибыли в жилой поселок тракторного завода. На северо-западной окраине в 5-этажном доме располагался КП нашей бригады, а КП дивизиона - на северной окраине, на берегу реки Мокрая Мечетка.

Первые дни нашей обороны были довольно спокойными, фашисты бомбили город и вели неприцельный огонь из орудий и минометов только днем. Основные бои велись в центре города и южнее. Особенно жаркой была битва за Мамаев Курган. Мы воспользовались затишьем. За это время были вырыты траншеи, оборудованы наблюдательные пункты и блиндажи для отдыха. Каждый день я обрабатывал необходимые боевые документы. И, конечно же, ходили на наблюдательные пункты батарей, пристреливали ориентиры. Работы было очень много, и мы сильно уставали. В пехотных батальонах были убитые и раненые. В артдивизионе потерь пока не наблюдалось.

Первой жертвой стал командир нашего дивизиона капитан  АКСЕНОВ. Произошло это 27 августа. Утром позвонили и передали приказ, чтобы командир дивизиона прибыл на КП бригады. Николай Тимофеевич оседлал своего коня и поехал.  В тот день фашисты бомбили особенно сильно и без перерывов. Вой пикирующих бомбардировщиков и взрывы бомб сливались в сплошной гул. Это было жутко.

И вдруг меня пригласили к телефону. Сообщили, что командир дивизиона убит осколком авиабомбы, и меня вызывает комбриг полковник  БОЛВИНОВ. Я направился в штаб бригады, шел пешком. Сопровождал меня мой ординарец Вася РЯБОВ. Я полностью доверял ему, мы были как братья. Шли в штаб очень осторожно, от дома к дому, так как фашисты бомбили без остановки. Нас удивляло, что не было нашей авиации: ни истребителей, ни бомбардировщиков.

Так мы дошли до штаба. Командир бригады приказал мне принять командование дивизионом, что я и сделал. В этот же день мы похоронили погибшего капитана  АКСЕНОВА. 

Продолжение следует

Подготовила Светлана Александрова.

Выпуск №37 Дата выхода: 16.05.2019 Просмотров - 37 К началу статьи

Мнение редакции газеты может не совпадать с мнением пользователей. За содержимое комментариев несут ответственность авторы комментариев.

Комментарии Вестник ВКонтакте

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Вестник города Отрадного      Выпуск №37 Дата выхода: 16.05.2019